правовой интернет-сайт
Поиск

ЕСПЧ осудил слишком широкие полномочия для прослушки

Негласные следственные действия должны не только санкционироваться судом, но и регулироваться законом, который будет «предсказуемым». На этот нюанс обратили внимание в Страсбурге.

Француз Мохамед Бен Файза вместе со своим братом попали в поле зрения полиции по подозрению в организации незаконного оборота наркотиков.

Вначале сотрудники уголовной полиции запросили у оператора телефонной связи записи о входящих и исходящих звонках, а также данные пиллинга сотовых вышек. Этого оказалось недостаточно, и тогда следственный судья разрешил установить жучок на автомобиле братьев, который не только передавал данные о геолокации, но и вел запись разговоров водителя и пассажиров.

На основании полученных доказательств, М.Бен Файза и его сообщники были арестованы. И хотя адвокаты обжаловали законность полученных записей, в 2011 году кассационный суд постановил, что геолокация не противоречит ст.8 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

В конце-концов, М.Бен Файза был приговорен к 12 годам лишения свободы и штрафу в размере 100 000 евро. Правда, в 2013-м приговор отменили из-за процедурных нарушений.

В решении от 8.02.2018 по делу «Ben Faiza v. France» Европейский суд по правам человека отметил, что геолокация в режиме реального времени и установка устройства для приема и записи разговоров пассажиров транспортного средства подвергали М.Бена Файзу особо строгому надзору. Следовательно, были вмешательством в его личную жизнь.

На тот момент, ст.81 Уголовно-процессуального кодекса содержала исключительно общее понятие о «данных, которые считаются полезными для установления истины». По мнению ЕСПЧ, такая формулировка не предусматривала «предсказуемости», требуемой ст.8 конвенции, а нормы УПК не обеспечивали «достаточных гарантий от риска злоупотреблений, присущих любой скрытой системе наблюдения».

Исходя из этого, Суд констатировал, что М.Бен Файза не пользовались минимальной защитой, обеспечиваемой верховенством закона в демократическом обществе, и что тем самым была нарушена ст.8 конвенции.

Первый проректор Высшей школы адвокатуры Александр Дроздов и помощник первого проректора Высшей школы адвокатуры Елена Дроздова отметили, что в соответствии со статьями 43 и 44 Конвенции, это решение Палаты ЕСПЧ не является окончательным. В течение трех месяцев с даты принятия решения палатой любая сторона в деле в исключительных случаях, может обратиться с ходатайством о передаче дела на рассмотрение Большой палаты. Если такое ходатайство будет подано, группа из пяти судей рассмотрит, заслуживает ли дело дальнейшего рассмотрения. В таком случае Большая палата рассмотрит дело и вынесет окончательное решение. Если ходатайством о передаче дела на рассмотрение будет отклонено, решение суда по этому делу станет окончательным. После того, как решение будет окончательным, оно будет передано Комитету министров Совета Европы для надзора за его исполнением.

Ознакомиться с кратким содержанием решения ЕСПЧ в украинском переводе, который осуществили А.Дроздова и Е.Дроздова, можно по этой ссылке.