правовой интернет-сайт
Поиск

Обещать – еще не значит погасить задолженность

Соглашение о намерениях без волеизъявления сторон о предоставлении ей статуса предварительного договора, не является основанием для отсрочки исполнения судебного решения. Об этом говорится в постановлении Верховного Суда от 15.02.2018.

В хозяйственный суд обратился банк с иском о взыскании задолженности из общества. Суд постановил долг взыскать. Апелляционный суд эту позицию поддержал. Тогда общество подало заявление в суд, в котором просило отсрочить исполнение судебного решения до 2020 года.

Этот срок общество обосновывало тем, что сейчас его финансовое состояние является неудовлетворительным. Однако нашелся инвестор, который изъявил намерение профинансировать общество, поэтому до 2020 года оно рассчитывает восстановить свою платежеспособность. Соответствующие намерения инвестора были отражены в соглашении, которое общество добавило к заявлению в суд.

Суд первой инстанции, а затем и апелляционный суд разрешили должнику рассчитаться с кредитором в 2020 году. Но сам кредитор, считая такую отсрочку неприемлемой, пожаловался в Кассационный хозяйственный суд в составе ВС.

В постановлении № 910/11358/16 КХС ВС отметил: судами предыдущих инстанций не была предоставлена оценка соглашению о намерениях в контексте положений ч. 4 ст. 635 Гражданского кодекса. Для того чтобы договор о намерениях имел обязательный характер, в нем должна быть прямо предусмотрена воля сторон относительно предоставления ему силы предварительного договора. Однако суды не исследовали соглашение о намерениях относительно наличия в нем условий для предоставления ему силы предварительного договора. Поэтому вывод о желании инвестора погасить задолженность должника является преждевременным.